Тишина и чистый разум
16.11.2022

Тишина и чистый разум

В монастырь приходят для того, чтобы в совершенстве исполнить заповедь Спасителя: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.

В монастырь приходят для того, чтобы в совершенстве исполнить заповедь Спасителя: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24). Многим хотелось бы узнать о том, как живут люди, отказавшиеся от семьи, дома, любимой работы, от мирского благополучия и простого житейского счастья, а главное — отрекшиеся от своей самости и последовавшие за Христом. О подвиге монашества написано много книг, но лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать или прочитать. Нашему корреспонденту Наталье Хомяковой представилась возможность прикоснуться к монастырской жизни в Свято-Сергиевском женском монастыре. Своими наблюдениями и размышлениями об увиденном она делится с читателями газеты.

В живописном селе Алексеевка Базарно-Карабулакского района пятнадцать лет назад был образован новый островок горячей веры — Свято-Сергиевский женский монастырь. В этой скромной обители нет каких-либо особенных святынь, но есть самое главное, что нужно искренне ищущей Бога душе: здесь наиболее полно ощущается близость к Господу. Здесь загорается и укрепляется желание всегда и во всем следовать за Христом.

Как часто мы находимся совсем рядом с настоящим сокровищем и не подозреваем об этом! В двадцати километрах от Свято-Сергиевской обители прошло мое отрочество, там до сих пор живут мои родители, но о монастыре я узнала только несколько лет назад и еще долго откладывала поездку туда, о чем теперь сильно жалею, хотя… у Бога всё вовремя.

Впервые я оказалась в монастыре в праздник Святой Троицы. День выдался погожим, дорога — легкой, а на сердце было трепетное ожидание чего-то очень важного. Как только въехала в Алексеевку, взору открылся величественный монастырский храм, сияюще-белый, с высокой колокольней, увенчанный зелеными куполами, на которых возвышаются искрящиеся в лучах солнца православные кресты. Первое, что удивило: монастырь находится в низине, но складывается ощущение, как будто он возвышается над селом. Уже потом я узнала, что его можно увидеть из любой точки селения, и одним своим видом он постоянно напоминает жителям о Боге.

Храм огромный — как оказалось, это один из самых больших сельских храмов в Саратовской области. Внутреннее убранство церкви меня поразило своей свежестью и красотой, очень простой и скромной. На нежно-голубых, почти белых, стенах гармонично расположены старинные и новые образа, алтарь закрывает пятирядный сине-голубой иконостас с иконами в золотом обрамлении, а под высоченными сводами — множество больших окон, благодаря которым все в храме буквально залито светом. И на фоне всего этого великолепия, кроме привычных для Троицы березок, было множество цветов, искусно собранных в букеты и небольшие корзинки.

Во время Божественной литургии в монастыре я почувствовала себя, что называется, «на Небесах», а когда служба закончилась, хотелось остаться, продолжая молитву уже в опустевшей церкви. Уезжала, наполненная благодатью, но с грустью и горячим желанием приехать сюда вновь.

Когда по одному из предметов на курсах катехизаторов, где я училась, было необходимо подготовить доклад по истории и жизни какого-либо монастыря, я решила написать работу о Свято-Сергиевском женском монастыре и получила от игумении Сергии (Плахотник) приглашение приехать в обитель.

Матушка встретила меня с большим радушием и теплом, пригласила на чай и долго рассказывала об истории восстановления храма и обустройстве обители. Она очень много и с большой любовью говорила о первой игумении монастыря — матушке Ксении (Афанасьевой, † 2020) — и о том, какой подвиг был совершен этой хрупкой и тихой женщиной. По словам игумении Сергии, у матушки Ксении было много духовных чад — очень многих она обратила ко Христу. Игумения Ксения прошла трудный путь сбора пожертвований на восстановление храма, обивала пороги кабинетов чиновников, контролировала работу строителей и отделочников, по ходу разбираясь во всех тонкостях этого ремесла, и своими руками трудилась над благоустройством. При всей своей любви к людям, матушка была строга и бескомпромиссна, когда ей пытались сдать недостаточно качественную работу. Игумения Ксения была крайне требовательна к себе и целиком отдавала себя делам во славу Божию; такого же отношения к работе она ждала и от других, говоря: «Все, что делается для Бога, должно быть сделано хорошо».

Игумения Сергия рассказала, что матушка Ксения долгое время болела неизлечимой болезнью, принимая ее со смирением, как лекарство от Бога. Никто не слышал от нее ропота или жалоб — напротив, страдая от боли, она была чуткой и внимательной к каждому, кого посылал ей Господь. До последнего дыхания она всю себя отдавала монастырю и своим духовным чадам.

После продолжительной беседы и вечерней службы матушка Сергия пригласила меня на трапезу с сестрами, где я в очередной раз убедилась в том, что в монастыре буквально все сосредоточено на Боге. Позвонили в специальный колокол — и насельницы начали собираться в помещении у скромной сестринской трапезной. Ждали друг друга в тишине — никакого пустословия, никакого любопытства к новому человеку, в каждой сестре видна погруженность вглубь себя. Однако это не холодное безразличие, напротив — при обращении к ним с вопросом ответ получила смиренный и краткий, но искренне теплый. Ожидая, я заметила, как некоторые монахини тихонько перебирают четки, по этим движениям можно догадаться, что здесь в эту самую минуту творится молитва. И в этом они совершенно другие: мы, суетные миряне, так не любим ждать, так не любим тишину и молчание, особенно в окружении других людей…

Промыслом Божиим во время преддипломной практики я оказалась в монастыре на послушании на две недели, и у меня появилась возможность немного потрудиться в обители.

* * *

День в Свято-Сергиевском монастыре начинается рано, в 5:00. Сестры совершают утреннее правило, затем служат литию на могиле игумении Ксении, испрашивая ее благословения в начале нового дня.

Ежедневно сестры совершают крестный ход вокруг монастыря с Богородичным правилом, после чего все насельницы расходятся по своим послушаниям. Монашествующие делают не то, что хочется им самим, а то, что благословила делать игумения. При постриге для того, чтобы приучить свою волю к исполнению воли Божией и отсечь саму возможность совершения греха, монахи дают обет послушания. Будучи направленной на послушание, монахиня не спрашивает о том, почему именно ей поручено то или иное дело, не пытается договориться и попросить о другой задаче, но говорит настоятельнице: «Благословите» — и идет трудиться.

* * *

«Монах — молитвенник за весь мир. Он плачет за весь мир, и в этом его главное дело», — говорил преподобный старец Силуан Афонский. Так, за весь мир, ежедневно молятся и сестры в Свято-Сергиевском монастыре.

В 8 утра, если нет Литургии, насельницы по благословению игумении идут на чтение Псалтири. Такое благословение было и у меня. Как отрадно было еще затемно приходить в храм и в тишине читать Псалтирь вместе с сестрами, вознося молитву за многих совершенно незнакомых людей!

Псалтирь читают до 10:00, затем идут на первую трапезу, во время которой, как и всюду в монастыре, царит благоговейная дисциплина. Заходя в трапезную, каждая сестра подходит к своему месту и обращает взгляд на большую икону Пресвятой Богородицы. Начинается неспешная молитва перед едой, после которой игумения благословляет пищу и окропляет ее святой водой. Во время трапезы насельницы принимают не только телесную пищу, но и духовную — одна из сестер читает поучение святых отцов. После трапезы сестры все вместе молятся о здравии священноначалия, духовенства, благодетелей, устроителей и помощников монастыря, а также о здравии всех своих сродников. Затем поминают усопших.

Свято-Сергиевский женский монастырь — немногочисленный, в нем подвизается около десяти сестер, и дел у насельниц очень много. Помимо богослужений, чтения Псалтири, акафистов, молитвенного правила, необходимо заботиться и о хлебе насущном, о поддержании порядка в хозяйстве. Нужно и в храме прибраться, и сшить или починить одежду, и приготовить трапезу, и двор подмести. Зимой необходимо чистить снег, которого в Алексеевке выпадает очень много, летом — ухаживать за клумбами, обрабатывать огород, делать заготовки на зиму. Кроме того, строительные и ремонтные работы в монастыре никогда не заканчивались. Сейчас, например, сестры трудятся над отделкой в здании воскресной школы.

При монастыре действуют два подворья, заботы о которых тоже лежат на плечах монахинь. Первое — в селе Ивановка, где чудом Божиим и большим трудом почившей матушки Ксении и сестер из руин был восстановлен храм святителя Иоанна Златоуста. Второе — в Саратове, это храм мучеников Адриана и Наталии.

За то время, что я была в монастыре, мне ни разу не довелось видеть сестер гуляющими или сидящими без дела. Они все время чем-то заняты: работают, молятся, читают Священное Писание и святых отцов. И так круглые сутки 365 дней в году, с перерывом лишь на короткий сон. А мы? Мы постоянно ропщем, что устали, не выспались, голодны, что нам не хватает времени отдохнуть и позаботиться о себе любимых. Помоги нам всем Господь стать хоть немного похожими на Христа, видя пример монашеского самоотвержения.

Зримые плоды жизни в послушании можно увидеть в благообразии монастыря. На территории обители множество деревьев и цветов. Все очень красиво и ухоженно. Многие задаются вопросом: как у монахинь получается везде поддерживать такой порядок, особенно в саду? На самом деле, ответ прост: сестры много трудятся и делают все для Бога, с любовью и молитвой. Во время их работы не слышно пустых слов: если и разговаривают, то коротко и по делу, не прекращая творить внутреннюю молитву.

Помню, как-то ноябрьским утром выпало много пушистого снега, а через несколько часов он превратился в мокрую и тяжелую массу. После трапезы игумения сказала: «Сестры, до акафиста идем все вместе чистить снег с Богородичным правилом». Разбившись по своим участкам, мы дружно взялись за дело. Светило солнышко, слышен был только веселый скрежет лопат, а в голове — никаких пустых и разрозненных мыслей, разрывающих сознание, только многократно повторяющаяся молитва «Богородице Дево, радуйся…». Тишина, чистый разум, благодать…

Потрудившись так некоторое время, человек начинает любить тишину и ценить одиночество. В миру мы часто пытаемся чем-то занять ум: фоном включаем радио, телевизор, звоним по телефону — словом, делаем все, чтобы помешать себе погрузиться в глубину своей души. Мы не выносим тишины, потому что боимся остаться наедине с Богом и с собой настоящими.

После того как снег был расчищен, мы также все вместе отправились в храм на акафист. В Свято-Сергиевском женском монастыре ежедневно, попеременно, совершаются акафисты преподобному Сергию Радонежскому и Божией Матери перед иконой Ее «Державная». После акафиста сестры по очереди идут читать Псалтирь, а остальные продолжают нести свои послушания. Псалтирь в монастыре читается несколько часов в сутки, а молитва на Псалтири неоднократно возносится за большое число людей. Так что пока мы заняты своими делами и, возможно, не имеем времени даже вспомнить о Боге, о нас усердно молятся в обители. И как знать, может, именно сегодня по молитвам этих монахинь нас помиловал Господь, и мы избежали беды либо неожиданно получили помощь, утешение или вразумление.

Как-то раз я должна была приехать в монастырь на послушание к 8:00, но в дороге меня застал сильный ледяной дождь. Ехать было по-настоящему страшно: темно, машину трудно удерживать на дороге, к тому же видимость оставляла желать лучшего, а щетки на лобовом стекле быстро покрывались льдом. Останавливаться в этих условиях было не менее опасно, чем ехать. С Божией помощью, со значительным опозданием, но целой и невредимой я добралась до монастыря. Во дворе меня встретила обеспокоенная сестра и с облегченным выдохом сказала: «Хрис­тос посреди нас! Слава Богу, вы приехали!». На душе сразу стало тепло от осознания того, что я не одна преодолевала эти трудности, а вместе с сестрами, которые молились за меня.

* * *

Наряду с молитвой и послушанием главным делом монахинь является покаяние. Конечно, о внутреннем покаянии души перед Богом знает только Сам Господь, но, если присмотреться, можно заметить, что подлинно кающийся человек кроток и смирен, он легко прощает, не обижается, спокойно терпит немощи ближних и переносит скорби с благодарностью.

Если бывают в монастыре искушения и скорби, матушка и сестры говорят: «Это нам по нашим грехам». Если же вдруг случается монахиням огорчить друг друга или настоятельницу, они первым делом, преклоняя колени, просят за это прощения и прощают друг друга.

Как-то мне удалось расспросить одну из сестер о том, что самое трудное в монашестве, по ее мнению. Она ответила, что самое трудное — это борьба с собой, со своим характером, греховными наклонностями и помыслами, которые человек в условиях монастыря видит в себе лучше, чем живя в миру.

Большинство православных христиан любят Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского и великопостные службы за то, что они пробуждают в нас покаянное чувство. Монахини каждый день преклоняют колени перед Богом, упражняясь в покаянии. Есть особенное монастырское молитвенное правило, называют его «пятисотница», или «поклоны». Исходя из названия, нетрудно догадаться, в чем особенность этого правила: с земными и поясными поклонами сестрами пятьсот раз возносятся молитвы: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную», «Пресвятая Владычице моя, Богородице, спаси мя, грешную», «Святый Ангеле Божий, Хранителю мой, моли Бога о мне, грешней», «Вси святии, молите Бога о мне, грешней».

На каждом молитвенном правиле, как и в каждом общем деле, ощущается единение сестер во Христе, но в «пятисотнице» особенно чувствуется, как сестры молитвенно предстоят одним духом пред Господом.

«Поклоны» совершаются в 13:30, после чего, в 15:00, сестры идут на чай. Потом опять — Псалтирь и послушания, а затем вечернее богослужение и правило.

Вечерами насельницы завершают свои дела. Если на следующий день большой праздник, то готовят трапезу для прихожан и гостей монастыря, а летом дотемна занимаются поливом сада и огорода.

Перед тем как разойтись по кельям, сестры совершают чин прощения. Солнце да не зайдет во гневе вашем , — пишет апостол Павел (Еф. 4 , 26). Поступая по слову апостола, насельницы просят прощения у игумении и друг у друга за вольно и невольно нанесенные огорчения, дабы, простив и получив прощение, с чистым сердцем предстать пред Господом на молитве в келье.

Вот так — в простоте, послушании, воздержании и постоянной памяти о Боге — проходит вся жизнь насельниц Свято-Сергиевского женского монастыря. При этом главный их труд — это непрестанная работа над собой, молитва, бдение и покаяние.

Бывать в монастырях нужно нам, мирянам, для того, чтобы мы могли научиться у монахов жить согласно воле Господней и на их примере убедиться в том, что заповеди Христовы исполнимы. Приезжая в Свято-Сергиевскую обитель и глядя на его насельниц, каждый раз получаешь этот урок. При виде же того, как благоукрашены территория монастыря и сам храм, хочется только одного — прославить Господа за дивные дела Его.

  Газета «Православная вера», № 20 (712), октябрь 2022 г.

[ Наталья Хомякова ]

Последние новости

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ НАЧИНАЕТСЯ С ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

На очередном собрании Общественного Совета речь шла о патриотическом воспитании, которое следует начинать с самого детства, так как именно в эти годы у ребенка закладываются основы личностных ориентиров.

В балаковских поликлиниках осталось два флюорографа

Жители Балакова жалуются на то, что в поликлиниках не работают флюорографы.

В Балаково зарегистрировано 4 случая свиного гриппа

В Саратовской области за сутки на 6 декабря зарегистрировано 75 случаев заражения коронавирусом.

Card image

У кофеварок, как и любого оборудования, могут возникать проблемы в работе, связанные с постоянным или неправильным использованием.

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *